«Белая Русь» не станет партией? Лукашенко не нужен профсоюз бюрократов

В конце ноября состоится III съезд РОО «Белая Русь» на котором может быть поставлен вопрос о преобразовании этого пропрезидентского общественного объединения в политическую партию. Это уже по меньшей мере третья попытка «Белой Руси» превратиться в партию.

В 2007 году «Белая Русь» была зарегистрирована и уже через год захотела стать партией, но получила отповедь президента.

В летописи на сайте организации упоминается заседание ее республиканского совета в 2011 году, когда «детально обсуждались перспективы преобразования РОО «Белая Русь» в политическую партию». На предстоящем съезде, возможно, снова будет выражено стремление заполучить партийный статус. Во всяком случае, такое впечатление создают отчеты телеканалов, БЕЛТА и «Советской Белоруссии» с прошедшего 11 октября заседания республиканского совета «Белой Руси».

Впрочем, знающие люди утверждают, что отмашки президента на создание партии все-таки не было и теперь.

Автор президентской «Советской Белоруссии» подводит итог дискуссии на совете: «Белая Русь» пусть ныне и пребывает в статусе общественной организации, но, по сути, является политической партией. В Совете Республики Национального собрания работает 34 ее представителя, в Палате представителей — 68. Кроме того, 5114 человек, имеющих статус члена РОО «Белая Русь» — депутаты местных советов». БЕЛТАтранслирует две позиции — за преобразование в партию и против этого.

Удобнее выдвигать кандидатов без сбора подписей

Близкие к организации люди говорят, что вопрос о преобразовании в партию возникает в «Белой Руси» перед каждыми парламентскими выборами, некоторые видели проект устава партии.

Не случайно в интервью БЕЛТА депутат Палаты представителей Оксана Нехайчик обосновала полезность преобразования «Белой Руси» в политическую партию тем, что это «даст правовую основу выдвижения кандидатов от политической партии для участия в избирательных кампаниях различного уровня».

Следует отметить, что использование административного ресурса для сбора подписей за выдвижение кандидатов — одно из самых частых нарушений, которое фиксируют кампании наблюдения «Право выбора» и «Правозащитники за свободные выборы», да и неизменный предмет обсуждения в соцсетях в период начала избирательной кампании. А тут такая возможность отказаться от хлопотного и неприятного процесса и выдвигать кандидатов в депутаты партией!

«Вопрос преобразования в партию активно обсуждался в «Белой Руси» в период всех крупных политических кампаний, и в 2010, и в 2012, и в 2015-2016 годах», — говорит политолог, эксперт Центра стратегических и внешнеполитических исследований (CSFPS) Юрий Царик.

 

Таким образом, мечтам «Белой Руси» стать партией уже много лет, но эти мечты доселе разбивались о позицию Александра Лукашенко. Глава государства не хочет институциализации партии власти, которая рано или поздно попытается стать профсоюзом правящей бюрократии.

Лукашенко хочет опираться на народ, а не чиновников

При этом правящий режим испытывает кадровый голод из-за того, что, за исключением силовых структур, отсутствует эффективный социальный лифт, который позволял бы молодому талантливому человеку пробиться в руководство.

Теоретически такую роль могла выполнять партия власти, которая отбраковывала бы случайных людей, а подходящим давала трамплин для движения вверх. Лидер «Белой Руси» Александр Радьков неизменно повторяет, что «объединение можно рассматривать как резерв кадров».

Недостатком такой модернизации политической системы с точки зрения интересов Лукашенко станет то, что ему придется поделиться толикой власти с другим институтом. У приобретающих же дополнительный аппаратный вес чиновников могут появиться свои политические амбиции.

Выступая с посланием народу и парламенту в 2008 году, президент устроил холодный душ инициаторам преобразования «Белой Руси» в партию:

«Говорят, что Лукашенко создает себе партию власти и чуть ли не в анкетах будет введена графа о принадлежности к «Белой Руси». Сразу отвечу на эти домыслы. Категорически не приемлю всякие пропрезидентские политические структуры. Всегда опирался и опираюсь на народ, а не на какие-то группы или кланы».

Официальный лидер мало того что дистанцировался от этой инициативы (это могло быть и неискренним заявлением), но и пригрозил: «Я еще посмотрю, какие там чиновники в этой партии и что они там делают. Значит, им не хватает работы на основных рабочих местах…»

Ну и последний гвоздь в гроб инициативы преобразования «Белой Руси» в политическую партию глава государства вбил в том же 2008 году, когда озвучил просьбу-заявку:

«Недавно ко мне пришел управляющий делами президента и развернул карту, мол, это требование руководства общественной организации, чтобы им были созданы условия — сотни квадратных метров офисов, суперсовременные компьютеры и прочее, прочее, прочее. И немало чиновников. Что это за требование? И что это тогда вообще за партия? И с чего начинает это общественное движение?»

Дело не только и не столько в деньгах

Между тем средства для «Белой Руси» не такая большая проблема. Имея 168 тысяч членов, отчисляющих определенный процент своей зарплаты на нужды организации, «Белая Русь» какие-то деньги имеет. А с учетом того, что сейчас восемь тысяч ее первичных организаций сформированы по производственному принципу и расположены на предприятиях, можно предположить, что особой нужды в аренде офисов и найме сотрудников в территориальные структуры нет.

Политическим же партиям как раз запрещено иметь первички на предприятиях, а значит в случае преобразования «Белой Руси» в партию если и не будут созданы новые рабочие места для освобожденных партийных работников, то уж офисы потребуются непременно.

Что же касается партийных функционеров, то «Белой Руси» предстоит выбирать, будут ли они работать на общественных началах и оставаться на должностях в президентской вертикали, министерствах и ведомствах, или будут работать исключительно в партии.

В первом случае «место красит человека», определяет его аппаратный вес, во втором этот самый вес может возникнуть в случае успеха партии как реального института — или не возникнуть. Во втором случае чиновник рискует потерять то, что имеет сейчас.

Наряду с этим есть шанс прорваться через этажи субординации вверх, а значит предприятие представляет интерес скорее для «молодых волков», чем для уже весомых фигур дворцовой политики — они, скорее всего, поработают на благо создаваемой партии (если она будет создаваться) на общественных началах.

Что может измениться на политическом поле?

Идеология «Белой Руси» не очень выразительна во всем, кроме поддержки действующего президента, но похоже, что при форматировании в партию ее платформу можно будет посчитать левоцентристской.

Белорусское законодательство прямо запрещает состоять сразу в двух партиях, «Белая Русь» явно выступает с позиции партии власти, поэтому можно предположить, что она способна перетянуть в свои ряды некоторых членов провластных левых партий, таких как Коммунистическая партия Беларуси, Белорусская аграрная партия, Республиканская партия труда и справедливости, Социал-демократическая партия народного согласия и Белорусская социально-спортивная партия.

Компартия, скорее всего, устоит, тем более что «Белая Русь» явно будет более правой, чем КПБ, а для аграриев это может быть серьезным вызовом. Что касается трех других партий, которые заметны преимущественно при анализе статистики формирования избирательных комиссий, то они, вероятно, продолжат существование в целях сохранения партийного биоразнообразия.

Предпримет ли «Белая Русь» на предстоящем в ноябре съезде попытку преобразоваться в партию — вопрос. Показательно, что лидер организации Радьков высказывается на эту тему обтекаемо, но если всматриваться в детали, то вроде бы не спешит: «Мы — это площадка для диалога представителей различных групп, объединений, партий, ориентированных на сотрудничество с властью».

Отметим также, что стимулом к преобразованию в партию может стать вероятное введение смешанной системы на выборах в парламент. Недавно глава Центризбиркома Лидия Ермошина не исключила, что к следующим парламентским выборам Беларусь может перейти с мажоритарной на пропорционально-мажоритарную систему, когда половина депутатов избирается по партийным спискам.

naviny.by